Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах власти

Обсуждение статей, публикованных в средствах массовой информации
Аватара пользователя
Artchel
Нелегал-рецидивист
Сообщения: 10711
Зарегистрирован: 15 мар 2010, 13:04

Re: Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах вл

Сообщение Artchel » 29 июн 2015, 15:31

AB OVO

Достоверно известно, что банда Ходорковского была создана в 1994 году1. Именно тогда сообщники и будущие подельники решили, что на пути к золоту и красивой жизни их не остановит ничто – ни преступления, ни совесть. К тому времени вот уже семь лет действовал так называемый банк Менатеп, появившийся из комсомольского фонда ЦМНТП при Московском доме молодежи, что на Фрунзенской. Известно, что Ходорковский занимался тогда обналичкой, и вскоре заработал свои первые сотни тысяч, а затем и миллионы рублей. Тогда еще советских, полновесных.

Понятное дело, что подобный поток денег не мог оставаться без внимания соответствующих структур – простой Фрунзенский райком комсомола не мог быть уверенной и надежной «крышей» молодых парней, еще не разменявших четверть века. Да и привести «нужные» предприятия, жаждущие отмыть и перевести в «нал» свои оборотные средства, тоже не каждый сможет. Если учесть, что основными клиентами будущего олигарха были НИИ и предприятия «оборонки», не возникает вопроса – кто именно «крышевал» бизнес Ходорковского. Это были силовики, скорее всего из КГБ, которые прекрасно видели, что режим трещит по швам, а посему обеими руками приветствовали лозунг, некогда вброшенный Николаем Бухариным: «Обогащайтесь!» Инструментом обогащения как раз и стал ЦМНТП – будущий Менатеп.

Имея старших наставников в «погонах», Ходорковскому можно было не опасаться серьезных бандитских разборок. Все, что было необходимо – это несколько крепких ребят, которые защитят от внезапного «наезда» тех, кто «не в теме». Поддержка у Ходорковского была в то время и на самом верху – еще в 1990 году он вместе с Невзлиным стали советниками у премьер-министра РСФСР Ивана Силаева, который персонально курировал машиностроение и работу НИИ. Помогали и связи с окружением Горбачева, налаженные посредством Владимира Дубова (его отец – известный "хлебный король" Москвы Матвей Дубов имел хорошие отношения со всей верхушкой Политбюро). Утверждают, что Менатеп получил право оперировать счетами Фонда ликвидации последствий аварии на ЧАЭС после соответствующего указания генсека КПСС Михаила Горбачева.

После краха СССР Ходорковский не растерял связи в верхах, что недвусмысленно намекает: ставку он делал отнюдь не на одну лошадь. Вернее сказать, те, кто делал ставку на молодого бизнесмена, смогли остаться у власти и, прячась за ширмой банкира в очках, активно двигали его по карьерной лестнице. Так, уже весной 1992 года Ходорковского удалось сделать председателем Инвестиционного фонда содействия ТЭК на правах советника главы Минтопэнерго. На этой должности будущий олигарх познакомился со всеми членами кабинета Гайдара и провернул с ними не одну махинацию. Через год он стал замминистра топлива и энергетики, а также советником премьер-министра Виктора Черномырдина.

В октябре 1993 года в команде Ходорковского появляется знаковый персонаж - Алексей Пичугин (В 2007 году приговорен к пожизненному лишению свободы по обвинению в организации убийств и покушений), проработавший в КГБ и МБ в Управлении военной контрразведки. Впоследствии у молодого отставника появятся тесные связи с руководством ЮКОСа, а его работу будет курировать лично Леонид Невзлин.

Как уже говорилось, в 1994 году, по данным следствия, была создана преступная группировка Ходорковского. И если у нас нет свидетельств о преступной деятельности олигарха и его окружения до этого года, то после создания банды преступления (по крайней мере те, о которых мы знаем), совершенные руководством Менатепа и будущего ЮКОСа можно считать десятками.

В 90-е Невзлин и Ходорковский занимались рейдерскими захватами предприятий. Тесные связи хозяев Менатепа с Московским правительством позволили войти на столичный рынок недвижимости, где в 90-х царили черные риэлтеры. Впрочем, в этой среде СБ Менатепа чувствовала себя как рыба в воде. Нам известно только несколько имен жертв «специалистов» Менатепа. Так, в 1995 году эта организация получила от мэрии инвестиционный контракт на реконструкцию торгово-офисного центра на Покровке. Такой подарок впоследствии стоил жизни предпринимательнице Валентине Корнеевой и едва не привел к убийству народной артистки России Светланы Враговой.

Кстати, чуть ранее банк Ходорковского стал распорядителем и держателем денег, отданных московским правительством под символические 10% годовых (инфляция в феврале 1993 года по отношению к январю составила 25%). Таким образом, у Менатепа появилась возможность прокручивать бюджетные деньги в условиях дикой инфляции.

Наконец, в результате участия в игре «сделай Ельцина президентом», в декабре 1995 года в активе Менатепа появился ЮКОС. Вот как описывает Юлия Латынина этот период жизни нефтяного олигарха: «Первый год, когда ЮКОС избавлялся равно беспощадно и от социальной сферы, и от бандитских фирм. Вряд ли Ходорковский когда-нибудь расскажет, как решались подобные проблемы, и какие морды рвались в его кабинет вЮганске1. Одна пикантная подробность: свою задолженность перед ЮКОСом погасили все фирмы-посредники. Включая чеченцев и Отари Квантришвили».

MORITURI

Получив в свое распоряжение ЮКОС, по сути дела, компания Ходорковского купила все природные ресурсы западносибирской земли в Нефтеюганском регионе. Не только то, что содержали в себе скважины, но и работу по откачке нефти людьми, обслуживающие ремонтные предприятия, всю "социалку", все жилье. Как она повела по отношению к людям? Сказать варварски — значит, ничего не сказать. Даже авторы достаточно лояльного ЮКОСу доклада в 1998 году отмечали, что проводимая компанией политика в любой момент может спровоцировать конфликт в любом населенном пункте на территории округа. Людей приходилось «трамбовать», чтобы заставить их соглашаться на условия московских олигархов.

Стоит ли удивляться, что, из-за такого отношения возникло сопротивление планам ЮКОСа, и что это сопротивление кто-то решился возглавить. Смельчаком оказался мэр города Владимир Петухов. Еще в 1994 году Петухов избирался депутатом городской думы первого созыва города Нефтеюганска. Выборы в Госдуму в 1995 году он проиграл ставленнику ЮКОСа Лотореву (сейчас бытует мнение, что победу в округе у Петухова украли), но все равно решил участвовать в выборах мэра Нефтеюганска в 1996 году.

ЮКОС активно боролся против Петухова на выборах, но весь негативный пиар против него не возымел никакого эффекта - нефтеюганцы уж слишком плохо относились к лишавшему их работы ЮКОСу и его высокомерному руководству. Проплаченные нефтяным гигантом публикации против Петухова лишь повышали рейтинг кандидата. Сам же Петухов в ответ публиковал антиюкосовские материалы, в которых разоблачал теневую финансовую деятельность компании. В результате Петухов неожиданно для всех выиграл мэрские выборы 27 октября 1996 года, обойдя очередного протеже ЮКОСа Виталия Севрина, возглавлявшего город еще со времен советской власти.

Однако оказалось, что планы мэра шли вразрез с идеей Ходорковского о превращении Нефтегаюнска из стабильного муниципального образования в город «временщиков» или поселок вахтовиков. Пытался ЮКОС и подкупить Петухова. По словам бывшего пресс-секретаря мэрии Нефтеюганска Юлии Коршакевич, Петухов рассказал ей о том, что топ-менеджер ЮКОСа Владимир Дубов предложил ему 500 тысяч долларов за то, чтобы непокорный мэр прекратил свою борьбу с компанией. Петухов отказался, и тогда Дубов угрожающе заявил ему: «Я тебе этого никогда не прощу!»1

Они и не простили. Под давлением руководства Ханты-Мансийского округа Петухов вынужден был подписать с ЮКОСом кабальное для Нефтеюганска соглашение о структуре налоговых платежей. Оно позволило производить нефтяной компании до 70% выплат в городской бюджет не живыми деньгами, а имуществом и ценными бумагами сторонних организаций. В результате этого соглашения ЮКОСу удалось всучить городу вместо денег неликвидные векселя сомнительных компаний и имущество, обслуживание которого тяжелым камнем повисло на городском бюджете.

Разгром городского бюджета накладывался на инициированную ЮКОСом волну необоснованных увольнений с рабочих мест без какого-либо выходного пособия. Мэр, к которому нефтеюганцы потянулись со своими проблемами, решительно встал на сторону горожан. 25 июня 1998 года, накануне убийства Петухова, на встрече у губернатора Ханты-Мансийского округа было решено, что в счет задолженности перед бюджетом пойдут основные активы нефтяной компании и складские расписки на нефтепродукты. На встрече даже подняли вопрос об отзыве у компании лицензии. Это стало последней каплей, ведь у ЮКОСа строптивый мэр давно уже вызывал ярость. Как впоследствии заключила Генеральная прокуратура, «руководство ЮКОСа между потерей имиджа компании, как следствие убийства Петухова, и потерей самой компании выбрало первое».

Как выяснило следствие несколько лет спустя, убийство Петухова организовал все тот же глава службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин и его подручный Сергей Горин. На бюджет этой операции, в отличие от бюджета города, ЮКОС денег не пожалел. Было выделено 150 тысяч долларов.

Гибель мэра Нефтеюганска от рук наемных убийц вызвала небывалый общественный резонанс. На митинг к зданию "Юганскнефтегаза" вышло почти все взрослое население города. Была перекрыта федеральная трасса, а также дороги, ведущие к месторождениям. Город заточил себя в добровольную осаду. Но факт остается фактом — ЮКОСу это убийство сошло с рук, ответственность наступила только в середине 2000-х.

CUJUS COMMODOM – EJUS PERICULUM

В 1997–1998 годах Ходорковский решал задачу присоединения к ЮКОСу огромного числа разрозненных активов, не входивших в состав корпорации на момент залогового аукциона декабря 1995 года. Наиболее известными из этих активов стали ОАО «Томскнефть» (через акции Восточной нефтяной компании) и Ачинский нефтеперерабатывающий завод (АНПЗ) в Красноярском крае. После включения этих структур в состав ЮКОСа, нефтяной гигант стал по-настоящему мощной вертикально-интегрированной компанией.

Новые владельцы «Томскнефти» устроили настоящее, как сказали бы в сталинское время «избиение кадров». Сотрудников компании вызывали в Москву в службу безопасности ЮКОСа и требовали предоставить компрометирующие коллег сведения. Как рассказывал впоследствии на суде бывший вице-президент «Томскнефти» Гурам Авалишвили, после того как он побывал на таком допросе, сразу подал заявление об уходе по собственному желанию. Но на этом его мучения не прекратились, угрозы продолжались, и Авалишвили пришлось искать защиты в областном ФСБ. А ведь на тот момент он занимал пост вице-губернатора!

Получив «Томскнефть», ЮКОС сразу же стал ущемлять интересы ее партнеров, с которыми договариваться по-хорошему не собирался, предпочитая действовать в своей привычной манере. В частности, корпорация незаконно в одностороннем порядке расторгла договор о совместной разработке двух нефтяных месторождений, заключенный предыдущим руководством «Томскнефти» с компанией «Ист Петролеум». Сделано это было в несколько дней: «Томскнефть» перешла во владение ЮКОСа 27 декабря 1997 года, а уже с 1 января совместная деятельность была резко приостановлена.

Неудивительно, что глава компании «Ист Петролеум» Евгений Рыбин потребовал от Ходорковского компенсировать инвестиционные затраты своей компании в «Томскнефть». Вскоре Рыбина было решено устранить. Акции против Рыбина шли по нарастающей. Сперва среди ночи были разбиты окна в квартире родителей бизнесмена, а оперативники обнаружили в здании напротив оборудованную лежку для стрельбы и винтовку. Киллеры рассчитывали, что Рыбин приедет к родителям, и тогда можно будет совершить покушение. Бизнесмена спасла в тот раз внезапная командировка.

24 ноября 1998 года Рыбину снова повезло. Он отправился к восьми часам вечера на встречу с вице-президентом компании «ЮКОС-ЕР» Леонидом Филимоновым в его квартиру на улице Удальцова. Завершив переговоры, Рыбин вышел из подъезда, но, когда направился к автомобилю, в котором его ждал водитель, заметил незнакомца. Тогда Рыбина спасла только неуклюжесть киллера.

По этому делу киллер Евгений Решетников был арестован только в 2000 году. Притом, что на суде киллер-десантник вину отрицал, все улики и показания свидетелей указывали на него. Служба безопасности ЮКОСа также отреклась от Решетникова. А вот его подельника Геннадия Цигельника им все же в начале «нулевых» удалось вытащить из СИЗО «за недостаточностью улик». Через несколько лет в ходе судебных процессов выяснилось, что инициаторами покушения на Рыбина стали Невзлин и Пичугин, которые отдали приказ своим подручным - Горину и Горитовскому.

Нельзя исключать, что владельцам ЮКОСа успешно удалось бы спрятать концы в воду, убрав все промежуточные звенья – от исполнителей до посредников. Но «спалились» Невзлин и его подручные на низовом звене. Потому как наивно было думать, что киллеры, работавшие на ЮКОС, в свободное время вышивали крестиком. Они просто жили как умели - бандитизмом и разбоем, - а такой образ жизни рано или поздно приводит на скамью подсудимых. И преступники, что объяснимо, заговорили о своих жертвах и заказчиках. Время пришло, и прозвучали фамилии Пичугина и Невзлина.

MANIFESTUM NON EGET PROBATIONE

Серия разоблачений рядовых бандитов, наконец, вывела следствие по цепочке на самую вершину олигархической империи ЮКОСа. Уже 19 июня 2003 года был задержан Пичугин. Тут же за границу уехали Леонид Невзлин и начальник Службы Безопасности ЮКОСа Михаил Шестопалов. Так поимка рядовых бандитов, замешанных в делах ЮКОСа, вызвала «великое переселение» топ-менеджеров компании заграницу. Многие из них решили скрыться от правосудия в Израиле, Британии и странах Балтии.

Небезынтересно, что, хотя через две недели после ареста Алексея Пичугина за решеткой окажется друг и партнер Ходорковского Платон Лебедев (его задержали 2 июля 2003 года), медийные ресурсы, контролируемые тогда ЮКОСом устроили истерику именно по поводу ареста никому не известного до того сотрудника СБ ЮКОСа. Очевидно, неспроста. И лишь после того, как в тюрьме оказался сам Михаил Ходорковский (25 октября 2003 года), СМИ развернулись в сторону защиты главного фигуранта.

QUOD ERAT DEMONSTRANDUM

Еще до «посадки» Ходорковский и партнеры сумели с помощью агрессивного пиара создать себе имидж «прогрессивных собственников» и «самой прозрачной в стране компании».

Попирая отечественное законодательство, используя мошеннические схемы, убивая неугодных, ОПГ Ходорковского отчаянно хотела выглядеть перед иностранными партнерами современной, динамично развивающейся и респектабельной компанией. Для этого корпорация ЮКОС наняла авторитетного аудитора PricewaterhouseCoopers и публиковала отчеты по американским стандартам. Однако и тут Ходорковский не смог обойтись без подлога. Выяснилось, что сотрудники компании не представляли аудитору всей надлежащей информации и PricewaterhouseCoopers отозвал все заключения по ЮКОСу за 1995-2004 гг.

После заключения под стражу главы ЮКОСа, его клиентелла начала в буквальном смысле слова истерическую кампанию по обелению образа Ходорковского в глазах общественности, в первую очередь, либеральной. В частности, одним из главных аргументов стало то, что все крупные бизнесмены в 90-х действовали схожим образом, а приговоры Ходорковскому и другим юкосовцам были "показательным избиением".

Из рассказанного выше следует, что и Ходорковский, и его люди не были случайными жертвами. Не были они и типичными бизнесменами. Государственный обвинитель на первом процессе над Ходорковским и Лебедевым недаром назвал их бизнес-сообщество «организованной преступной группой». По сути дела в лице Менатепа, а затем и ЮКОСа мы столкнулись с мафиозной группировкой невиданных в российской истории размеров.

В мае 2005 года суд признал Ходорковского виновным в мошенничестве, присвоении чужого имущества, неуплате налогов, причинении ущерба в крупном размере и других преступлениях. Сидеть экс-глава ЮКОСа должен был в колонии общего режима 9 лет (затем срок снизили до 8 лет). Однако в декабре 2010 года суд признал Михаила Ходорковского и Платона Лебедева виновными в присвоении имущества, а также в отмывании денежных средств. Новый приговор – 14 лет в колонии с зачетом ранее отбытого наказания. В конце 2012 года в связи с либерализацией Уголовного кодекса срок заключения для Лебедева и Ходорковского был сокращен. 20 декабря 2013 года на свободе оказался Ходорковский, а 24 января 2014-го — Лебедев. Также заключенные должны были выплатить в бюджет России 17 млрд рублей.

Не остался в стороне и один из главных заказчиков преступлений, совершенных в интересах руководства ЮКОСа – Леонид Невзлин. Еще 15 января 2004 года он был объявлен в международный розыск. В течение нескольких лет заочно шел процесс по делу Невзлина. Суд признал бывшего совладельца ЮКОСа виновным в убийствах, хищении и неуплате налогов. Пусть заочно, но Невзлин тоже приговорен к пожизненному заключению.

Таков был финал преступной деятельности ОПГ ЮКОС.


В общем да, все так себя вели. Но сел только МБХ, да и то не за это. Но что показательно, этого человека и его партнеров защищают прогрессивные европы и их суды, и никакое ФБР вслед за друзьями старика Блаттера его не хватает, в застенки не тащит.

И они еще борются за звание дома высокой культуры и быта ...

Изображение
Аватара пользователя
Artchel
Нелегал-рецидивист
Сообщения: 10711
Зарегистрирован: 15 мар 2010, 13:04

Re: Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах вл

Сообщение Artchel » 03 июл 2015, 12:53

Несколько событий рассмотрим в их взаимосвязи. Или во взаимном противоречии.

Первое. Президент России заявил, что мы не признаем решение Гаагского третейского суда, так как оно было принято на основании Договора к Энергетической хартии, не ратифицированного нашим Парламентом. Многие прокомментировали эти слова сразу. Я предпочел выждать. Но чего здесь ждать? Продолжения, дальнейшего логичного развития. С моей точки зрения, это заявление, скажем мягко, несколько «подвисло». Но беда в том, что естественная логика требует далее такого действия, которое для нашего Президента явно неприемлемо.

Парадокс в том, что автор этих строк, никоим образом не являясь защитником и охранителем нынешнего российского режима, но понимая, в какие ножницы наша власть зажала сама себя, и исходя из необходимости не спасти этот режим, но решить в пользу страны принципиально важный, масштабный и прецедентный вопрос, предлагал вариант, который не загонял бы нашу власть в нынешний тупик. Почему же не воспользовались?

То есть, если это все просто игра нашей власти в поддавки, чтобы, в конце концов, выплатить бандитам и скупщикам краденного (это, к сожалению, еще не приговор суда, а лишь моя качественная оценка так называемых «акционеров ЮКОСа») более 50 млрд. долларов из бюджета России (а я публично неоднократно высказывал эту версию), то несколько слабовато и даже жалко выглядит нынешнее заявление. Мол, не признаем, не признаем — а потом признаем и заплатим? Или не признаем, не признаем, но безропотно позволим продать с торгов арестовываемое по всему миру российское имущество…

Если же это не игра в поддавки (на что надежда мала, но надеяться хотелось бы), то почему не воспользовались еще год назад предложенным мною вариантом? Но подробнее об этом ниже — к этому еще вернемся.

Событие второе. Генеральная прокуратура России признала анти-конституционным решение о передаче Крыма Украине шесть десятилетий назад. Чем интересно это решение? Кому чем. Мне же, прежде всего, оно интересно в связи с заявлением Президента, на которое я выше обратил внимание: чем в этих условиях занята Генпрокуратура (правда, не сама, а по запросу лидера одной из думских фракций)? Тем, что не имеет сейчас абсолютно никакого реального значения и никакой судебной перспективы — на что, кстати, обращает внимание и сама Генпрокуратура: в суды по этому вопросу — об обстоятельствах передачи Крыма Украине шесть десятилетий назад — по совокупности причин обращаться бессмысленно. И это — вместо того, что судебную перспективу имело бы (в правовом государстве) и плюс жизненно необходимо. Но что наша Генпрокуратура реально (в силу неформальных механизмов зависимости и подчинения) могла бы сделать исключительно по поручению Президента. Будь у нее такое поручение. Но такого поручения нет.

И событие третье. В Москве тут судили директора одной из школ, вроде как, заплатившего штраф в 28 тысяч рублей за какие-то нарушения при ремонте школы (сделанном еще его предшественником) не из своего личного кармана, а из бюджета школы. Чем дело закончилось, уж простите, не отследил, но, по сообщениям СМИ, гособвинитель запросил для него 3 года колонии. И, обратите внимание, за что: за превышение должностных полномочий, нанесшее государству ущерб в эти самые 28 тысяч рублей.

Итак, если за «превышение», нанесшее ущерб государству в 28 тыс. рублей — 3 года, то сколько (будь Президентом дано соответствующее поручение следователям) должно было бы быть запрошено за незаконные действия, ведущие к ущербу государству более чем в 50 млрд. долларов?

Возвращаемся «к нашим баранам».

Президент сказал «А» — что мы не признаем решение Гаагского третейского суда. Но не сказал «Б» — кто именно эти «мы»? И с какого момента мы это не признаем?

Стоит ли пояснять, что невозможно одному и тому же субъекту признавать юрисдикцию какого-либо суда, но не признавать его решение? Нельзя сначала добровольно (!) согласиться на третейский суд, принять участие в отборе судей (!), участвовать в судебных заседаниях, а затем просто не признавать его решение?

А что можно?

Можно все это же, но только если это разные субъекты. Причем, разные не как просто сменяющие друг друга на какой-либо должности физические лица, но разные с государственно-правовой и международно-правовой точки зрения, разные институционально.

Например, если глава государства заявляет, что «мы не признаем», то подразумевается, что он — глава государства — и никогда не признавал. А кто же тогда признавал? Кто дал согласие на рассмотрение дела в Гаагском третейском суде, а затем принял участие в отборе судей и в самом судебном процессе? Надо понимать, правительство — исполнительная власть. Отдельно от главы государства. Может быть, даже втайне от него.

Вы в это верите?

А неважно.

То есть, морально, для нашей с вами оценки конкретного деятеля, например, на следующих выборах Президента — крайне важно.

Но с международно-правовой точки зрения — для решения вопроса платить или не платить — неважно совершенно.

Важно, что это — разные субъекты действия. И теоретически можно допустить, что кто-то в исполнительной власти самовольно, без ведома Президента, превысил должностные полномочия (примерно как выше упомянутый директор школы, но только с несопоставимо более масштабными последствиями и ущербом для государства), вышел за рамки компетенции исполнительной власти и самовольно подвел Россию под юрисдикцию внешнего суда по не ратифицированному нашим Парламентом международному соглашению.

И тогда какой следующий шаг требуется от Президента? Какое «Б» должно последовать за уже оглашенным «А»? Единственно возможное — требование к Следственному комитету и Генпрокуратуре о расследовании обстоятельств превышения должностных полномочий лицами, нанесшими государству столь фантастический ущерб, и привлечения виновных к уголовной ответственности.

Обратите внимание: я еще не о наказании виновных, но хотя бы о публичном поручении Президента, о его необходимом в сложившейся ситуации (после его же заявления о непризнании решения Гаагского третейского суда) еще только требовании расследования и привлечения виновных к ответственности. Ибо если этого нет, если Президент не заявляет о превышении руководителями исполнительной власти своих должностных полномочий, то как тогда трактовать «непризнание» им теперь решения Гаагского третейского суда? Получается, что, мол, это я — глава государства — вчера признавал, а сегодня не признаю?

Почему же вслед за «А» не говорится совершенно и безусловно необходимое в этой ситуации «Б»?

Кто-то сочтет, что дело в том, что в нашей системе власти все равно никто не поверит, что все это (столь масштабное и пагубное для страны превышение должностных полномочий) делалось втайне от главы государства, да и назначенные виновными в превышении должностных полномочий лица в суде заявят, что действовали не самостоятельно, а с согласия или даже вообще по поручению Президента. Что ж, возможно, хотя мы понимаем, что возможны и «сделки со следствием» и тому подобные приемы, позволяющие защитить нынешнего Президента как физическое лицо от публичных обвинений. А в международном праве и вообще неважно, кто там кому верит и каковы у кого-либо неформальные механизмы принятия решений — важна лишь формализованная субъектность.

Но есть одно более важное обстоятельство, о котором мы вынуждены вспомнить. А именно: ведь «рокировочка» у нас была. Нынешний Президент, как известно, после двух своих первых сроков и перед нынешним третьим отработал один период главой Правительства — той самой исполнительной власти, которая в этот период с явным превышением полномочий соответствующих высших должностных лиц… участвовала от имени России в судебном процессе в Гаагском третейском суде. И получается: не дать ли нынешнему Президенту поручение Генпрокуратуре объективно и непредвзято расследовать его же (нынешнего Президента) действия в период осуществления им руководства Правительством…

А как иначе?

Напомню еще одно событие: депутаты двух палат Парламента тут спорили, кому их них обратиться в Конституционный суд за разрешением на перенос выборов в Думу в 2016-м году с декабря на сентябрь. Нас это событие интересует здесь исключительно с одной точки зрения: значит, еще помнят, что существует такая высшая инстанция — Конституционный суд.

Так и как же решать проблему иначе (если, конечно, заниматься решением, а не имитацией)?

Вариант предлагался мною еще год назад. См., в частности, мои статьи по этой теме: «Почему мы все в долгу у скупщиков краденого?»; «Как противостоять игре в поддавки со скупщиками краденого?»; «Афера века с бесконечным продолжением» .

И дополнительно: «Вселенский плач по акционерам ЮКОСа», Интернет-газета «Столетие», 08.03.10, — статья еще пятилетней давности, когда суд еще не был проигран, а также когда нынешний Президент как раз был главой исполнительной власти. То есть, мог (и был должен) не только на словах «не признавать», но и отказаться от антиконституционного участия во внешнем для страны суде по не ратифицированному нашим Парламентом соглашению. И последняя моя статья на эту тему «Держава-победитель… под арестом?» .

Так и что же нужно было своевременно (но и сейчас еще не поздно) делать?

Не «решительное» заявление главы государства, которое, при внимательном рассмотрении, оказывается слишком похоже на нечто вроде «Я передумал!». И которое, в условиях непривлечения к суду ответственных за превышение должностных полномочий, ставит страну в неприличное положение перед и вполне дружественно или нейтрально настроенной к нам частью мира: как с таким государством, в котором могут запросто взять и передумать, вообще о чем-либо договариваться? То есть, впору будет говорить о подыгрывании нашей властью уже не только конкретным бандитам и скупщикам краденного (мое качественное определение акционеров «ЮКОСа»), но и нашим куда более масштабным противникам, заинтересованным в изоляции страны на международной арене…

Нет, напротив, для решения вопроса в интересах страны Президент формально вправе остаться даже и при своем прежнем мнении — что мы признаем Гаагский третейский суд. Но вышестоящая инстанция — Конституционный суд — должен признать все действия по подведению России под внешнюю юрисдикцию по не ратифицированному нашим Парламентом международному соглашению неконституционными и не влекущими за собой каких-либо обязательств со стороны России.

Правда, в нашей неформальной системе власти для такого жизненно необходимого (и решающего проблему с международно-правовой точки зрения) действия нашему Конституционному суду, подозреваю, тоже требуется неформальное поручение Президента. Но, судя по всему, такого неформального поручения нет…

А есть ли тогда кто-то и что-то еще выше — выше и Конституционного суда?

В некоторых странах самые сущностные вопросы выносят на референдумы — в Швейцарии, в Исландии, вот теперь в Греции. Но это не про нас. У нас право народа на референдум ниже даже Мосгордумы. Только что в Москве гражданам и их представителям (фракции КПРФ) запретили вынести на референдум даже вопрос о нынешних «реформах» (точнее — об уничтожении) здравоохранения и образования. А вот о памятнике Дзержинскому (от чего, что называется, «при съемках ни один олигарх не пострадает») — это пожалуйста. Милостиво разрешили…

Что, про КС - правда?
Аватара пользователя
ksansan
Нелегал-рецидивист
Сообщения: 7317
Зарегистрирован: 06 июн 2010, 12:57
Откуда: Пуйлостан

Re: Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах вл

Сообщение ksansan » 03 июл 2015, 14:13

и как КС может повлиять на уже вынесенное решение высшего органа?
Аватара пользователя
Artchel
Нелегал-рецидивист
Сообщения: 10711
Зарегистрирован: 15 мар 2010, 13:04

Re: Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах вл

Сообщение Artchel » 03 июл 2015, 14:43

ksansan писал(а):и как КС может повлиять на уже вынесенное решение высшего органа?

какого еще высшего? :shock:
Аватара пользователя
Scipio
Нелегал-рецидивист
Сообщения: 7433
Зарегистрирован: 25 дек 2008, 04:13
Откуда: Московская область

Re: Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах вл

Сообщение Scipio » 03 июл 2015, 15:39

Нет, напротив, для решения вопроса в интересах страны Президент формально вправе остаться даже и при своем прежнем мнении — что мы признаем Гаагский третейский суд. Но вышестоящая инстанция — Конституционный суд — должен признать все действия по подведению России под внешнюю юрисдикцию по не ратифицированному нашим Парламентом международному соглашению неконституционными и не влекущими за собой каких-либо обязательств со стороны России.

Эта позиция является бессмысленной. Для любых международных контрагентов РФ не существует такого субъекта как КС РФ и такого документа как Конституция РФ.

Единственное, для чего это может иметь смысл сделать - это для легитимизации действий властей для внутреннего потребителя. Но здесь я не вижу особой проблемы, т.к. и так "89% одобряют", а остальные особо не высовываются.
Аватара пользователя
ksansan
Нелегал-рецидивист
Сообщения: 7317
Зарегистрирован: 06 июн 2010, 12:57
Откуда: Пуйлостан

Re: Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах вл

Сообщение ksansan » 03 июл 2015, 16:17

[quote="Artchelкакого еще высшего? :shock:[/quote]
Вас устроил ответ?
Аватара пользователя
Artchel
Нелегал-рецидивист
Сообщения: 10711
Зарегистрирован: 15 мар 2010, 13:04

Re: Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах вл

Сообщение Artchel » 03 июл 2015, 17:22

какой ответ?
Аватара пользователя
Дед Мазай
Нелегал-рецидивист
Сообщения: 5442
Зарегистрирован: 25 дек 2008, 08:03

Re: Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах вл

Сообщение Дед Мазай » 08 июл 2015, 09:46

Да не, есть таланты покруче Болдырева.

В тырнетах обретается один имбирь с горы, который свято верует, что страховая деятельность подпадает под ст. 159 УК РФ.
Тоже всякую морально-нравственную манную кашу варит.
Аватара пользователя
Artchel
Нелегал-рецидивист
Сообщения: 10711
Зарегистрирован: 15 мар 2010, 13:04

Re: Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах вл

Сообщение Artchel » 09 окт 2015, 13:38

События разворачиваются стремительно. Главное из них — война. Официальное участие России в сирийском конфликте. Отношение, точки зрения, позиции — самые противоположные, в том числе, и у патриотически ориентированных сил. От бурного одобрения, восхищения и даже восторга (мол, кроме нас, на такую «войну шестого поколения» во всем мире еще только американцы способны) до решительного неприятия втягивания страны в чужую кровавую бойню, обвинения властей в очередной операции «прикрытие» — отвлечении внимания общества от недвусмысленной сдачи остатков «Новороссии» и «утилизации» теперь уже «лишних» добровольцев на полях сражений в Сирии. Так и как же к этому относиться?

Есть такие вопросы, где вместо ответа «как сделать» я предпочитаю ответ «как организовать». Поясню.

Вопросы мира и войны — наверное, самые сложные в политике. Если оставить за скобками откровенный авантюризм и готовность жертвовать жизнями за чьи-то сверхприбыли, если говорить только об ответственном перед своим народом принятии решений, все равно остается огромное поле неопределенности. И, к сожалению, нет такого, что если сидишь тихо и мирно, ни во что не ввязываешься, то война никогда в твой дом не придет. Всегда есть вопрос степени оправданности действий на упреждение, а также необходимости поддержать союзников. Соответственно, оценка степени обоснованности и оправданности действий — это всегда оценка совокупности всех обстоятельств. Включая — и это самое главное — и ту часть информации, которая является не вполне достоверной, гипотетической, основанной, в том числе, на прогнозировании намерений и действий конкурентов и противников. И вот давайте посмотрим, в чем отличие позиций тех, кто нынешнее вступление России в войну одобряет, от позиций тех, кто выступает категорически против?

Первое — это отличие фундаментально ценностное. Категорически «против» те, кто в принципе против самостоятельных действий нашей страны вопреки мнению и/или интересам Запада. И столь же категорично «за» те, кто априори всегда поддерживает нашу власть, что бы она ни делала — просто работа (или вера?) у них такая. Полагаю, что ценность аргументации и тех, и других минимальна и, соответственно, их мнением мы можем пренебречь.

Второе. «Против» также и те, кто за самостоятельность нашей страны и ее ни в коем случае не подчиненность Западу и его интересам, но, в то же время, не считает страну уже в достаточной степени подготовленной к столь решительным действиям, полагает необходимым сначала внутреннее укрепление. Укрепление, прежде всего, промышленно-технологическое и научное, как следствие — военно-техническое, а также организационное и социальное (и, как следствие, моральное). «За» — на этих весах — соответственно, те, кто верит в то, что весь окружающий мир уже дрожит при одном лишь виде на параде нашей «арматы», а также те, кто, может быть, владеет какой-то недоступной мне информацией о каких-то невероятных секретных разработках, делающих нашу сегодняшнюю «оборонку», несмотря на весь произведенный целенаправленный разгром науки и промышленности, тем не менее, всерьез конкурентоспособной по сравнению с западной «наступалкой». Несмотря на допущенный иронический тон, повторю: сам я всей полнотой информации не владею.

И третье. «Против» также и те, кто видит за втягиванием России в сирийский конфликт то ли попытку отвлечения общества от окончательной сдачи «Новороссии», то ли какую-то скрытую игру с США, с тасканием для них каштанов из огня в войне с американской же марионеткой ИГИЛ* (несмотря на публичное, вроде бы, неодобрение российских действий), то ли какую-то чисто коммерческую игру — в части маршрутов будущих газопроводов, а то ли и вообще акцию сугубо пиаровскую и предвыборную (в преддверие думских выборов 2016 года и президентских 2018-го). Типа «война все спишет», а если не спишет, но на фоне усугубляющихся экономических проблем всяко пригодится… В общем, в совокупности можно сказать так: это все те, кто в принципе недостаточно доверяет нашей нынешней власти — не верит в созидательность и национальную ориентированность ее суммарной мотивации. И потому за втягиванием России в новую войну видит, прежде всего, подвох — в чьих-то корыстных интересах и, соответственно, вопреки долгосрочным интересам страны. «За» здесь, соответственно, те, кто, может быть, даже и не исчерпывающе доверяет власти. Но, тем не менее, верит в некую совокупную, можно сказать, невесть откуда берущуюся институциональную (по определению, может быть, даже потому, что «место красит человека») ее хотя бы минимальную мудрость и, главное, ответственность. Тем более, перед лицом недвусмысленно алчных и агрессивных проявлений со стороны США. На уровне: «Ведь не может же такого быть, чтобы наши власти жизни наших мальчиков отдавали просто за нефтегазовые сверхприбыли!».

Итак, вроде, все разложили по полочкам. И что же? Как же надо поступать?

Отвечу иначе. Повторю: здесь важнее ответ на вопрос, как же надо это организовывать.

Прежде всего, предупреждение. К сожалению, при любой, даже самой искусной организации дела, тем не менее, гарантировать от ошибок нас никто не сможет. Гарантировать — нет. Но вот снизить, свести к минимуму вероятность такой ошибки — это уже можно. И, что еще важнее, гарантировать от сознательных преступлений — от явного пренебрежения интересами народа ради чьих-то сверхприбылей — это уже точно возможно. Именно за счет определенной организации решения подобных вопросов.

А кто у нас решает вопросы войны и мира? Заглядываем в красную книжицу под названием «Конституция» и читаем: Совет Федерации. Но скажите честно — все те, кто сейчас вдруг осознал, что эта война может прийти и в ваш дом — когда вы в последний раз интересовались тем, кто там заседает, что из себя представляет, как туда попал и, соответственно, чьи на деле интересы отстаивает?

А ведь из СМИ известно, что СФ у нас, кроме прочего, еще и этакий неформальный «клуб миллиардеров». Что ж, допускаю, что некоторые наши граждане искренне верят, что экономикой должны управлять «успешные» — те кто сумел сколотить себе состояние, даже неважно, сколь законным и моральным способом. Мол, они и нам лучше сделают. Логика, сразу оговорю, по моему мнению, изначально совершенно ущербная — даже по отношению к управлению экономикой. Но Совет Федерации, напомню, изначально отвечает за другое. А именно, прежде всего: за судебную и правоохранительную систему (назначает судей высших судов и Генерального прокурора), а также за мир или войну — дает согласие (или несогласие!) на использование вооруженных сил за рубежом, а также на введение чрезвычайного и военного положения. Надеюсь, это для читателей — не откровение?

Так и кому же мы это доверили?

Давайте немного поправим акценты.

Обсуждение вопроса о даче согласия президенту на использование вооруженных сил за рубежом в закрытом режиме — то, что вызвало критику у ряда авторов — дело, как раз, совершенно естественное и правильное. Сведений и данных, в том числе, подтвержденных, но не подлежащих огласке, которыми мы с вами не владеем — более, чем достаточно. Подобные вопросы исключительно в закрытом режиме только и могут и должны обсуждаться.

Другое дело, обсуждали ли наши сенаторы их всерьез — с учетом всей этой недоступной нам информации? Потребовали ли вообще представления им этих секретных сведений? Взвешивали ли и соотносили ли все резоны и риски? И, наконец, с позиций чьих интересов — наших ли или же отечественной части глобального олигархата — принимали окончательное решение?

Сказать, что в этой части у меня сомнения — - это еще сказать слишком мягко. Сами посудите, даже по известному хронометражу заседания. Если я правильно понял, на два вопроса, включая этот, без преувеличения, судьбоносный — менее получаса…

И два штриха к этим сомнениям.

Первый. Допустим, правы те, кто полагает, что мы уже (хотя здесь уместнее суждение «все еще») достаточно сильны. Но не могут же и они не соглашаться с тем, что для проведения подобной активной политики России жизненно необходима социально-экономическая мобилизация?

Советник президента академик Сергей Глазьев, опираясь на наработки РАН, предложил свои меры — какова на них высочайшая реакция?

29 сентября, уже после, скажем мягко, неблагожелательной реакции пресс секретаря Президента, в Торгово-промышленной палате на очередной секции Московского экономического форума мы обсудили глазьевский доклад — ролики есть в сети. Главное применительно к вопросу о войне и мире и нашей готовности к противостоянию всерьез: в любом из тех государств, которые в сирийском конфликте занимают противоположную нам позицию, представим себе, позвучал бы доклад, подобный глазьевскому — что за этим последовало бы? Не беру предложения — только констатирующую часть — цифры и факты, причинно-следственные связи. Очевидно: были бы немедленно сформированы парламентские комиссии по расследованию — как могло случиться, что в государстве проводится анти-национальная финансово-экономическая политика.

А что у нас? Полная тишина. И как, в этих условиях, мы собираемся конкурировать с объединенным Западом — теперь еще и в военной сфере?

И штрих второй. Стало известно, что, в дополнение к решениям о частичной приватизации ряда оборонных предприятий (завод «Звезда», концерн «Калашников» и др.) и засекречивании военных потерь в мирное время, готовится еще и решение о засекречивании … собственников крупных объектов недвижимости — вилл, яхт, самолетов и т. п. Я уже не спрашиваю, как в этих условиях будет осуществляться требуемое Россреестром для регистрации сделок согласование границ с соседями: надо полагать, границы вилл будут теперь безграничны. Важнее, что, в случае чего (например, если раздавит чья-то яхта вашу утлую лодчонку) даже чисто формально в суд вам будет подавать не на кого…

Но самое главное: можно ли при таком состоянии государства и общества (когда одним — тайна смерти, другим — тайна нажитого на войне и горе имущества) в принципе начинать какую-либо войну?

Это я не к пацифизму — война, к сожалению, как минимум, оборонительная, все еще возможна.

Это я к тому, можно ли и уместно ли соглашаться с совокупностью подобных тенденций и противоречий в своем государстве?
Аватара пользователя
Дед Мазай
Нелегал-рецидивист
Сообщения: 5442
Зарегистрирован: 25 дек 2008, 08:03

Re: Юрий Болдырев о бесконечных деструктивных инициативах вл

Сообщение Дед Мазай » 09 окт 2015, 14:19

В любом из тех государств, которые в сирийском конфликте занимают противоположную нам позицию, представим себе, позвучал бы доклад, подобный глазьевскому — что за этим последовало бы?


Манипуляция требованием авторитета додумать так, чтобы не лохануться.

В любом государстве: Саудовской Аравии, Арабской республике Египет, Иорданском Хашимистком королевстве, Франции, США, Катаре?
Везде бы разная была реакция.
Где-то этот русофоб стал бы медиа-звездой, где-то возглавил бы очередной военный переворот, где-то был бы бит батогами.

Это к вопросу о том, с кем или с чем сражаются ВС РФ в Сирии.

Вернуться в «Пресса»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yahoo [Bot] и 3 гостя