winkoimacdos
english
Статьи
ИСПОВЕДЬ "ПРОКЛЯТОГО ЧЕЧЕНЦА".
Лема Шахбулатов
"Московские ведомости", 11.10.99

О боли

Мы, чеченцы, сегодня самый ненавистный в России народ. Именно - народ. С одной стороны, нам говорят, что наша республика в составе Федерации и мы подданные России. С другой стороны, в этой же России мы стали изгоями - нас можно бомбить, убивать, нас можно задерживать, арестовывать, над нами можно безнаказанно издеваться. В последнее время кем нас только не называют: и "вандалами", и "террористами", и "варварами", которые питают ненависть к цивилизованным народам". Уже оправдывается выселение чеченцев Сталиным в 1944 году за якобы массовое пособничество немцам во время войны. А некоторые СМИ предлагают даже на время отказаться от якобы "демагогической фразы, что нет плохих народов, а есть плохие люди". Плохой народ, естественно, мы - чеченцы. Потому что мы - народ - взорвали дома в Москве и Волгодонске, мы - народ - совершили агрессию в Дагестан, мы - народ - сплошь бандиты и убийцы.

Неудивительно, что после этого больше половины россиян поддержали бомбардировки Чечни (многие даже готовы одобрить, чтобы убили всех чеченцев вместе с детьми).

О Москве

Когда в моей Чечне выступает какой-нибудь идеолог войны с Россией и подводит целую философско-юридическую базу под необходимостью воевать с русскими, мне становится не по себе. Не от того, что он несет. А потому, что темные, полуграмотные люди верят в его бред. Это же мне напоминает сегодняшняя истерия вокруг чеченцев. И вот последствия. Уже появились факты издевательств над нашими детьми в московских школах (говорят, Лужкову сделалось дурно, когда ему об этом доложили). Говорят о создании в Подмосковье фильтрационного лагеря для чеченцев. Беженцам из Чечни не продают билеты на Москву, Питер, в другие города России. У чеченцев, включая детей, берут отпечатки пальцев... И все это никого не удивляет, не приводит в шок. Как будто бы это нормально для России! Как будто так именно и должно быть!

Самое трагичное (для России трагичное), что ни один чеченец не обратился с иском в суд на противоправные действия властей.

Ко мне тоже приходили. Не раз. В первый - взяли объяснительную, что я не взрывал Манеж. С жены тоже взяли. Во второй раз пришли после трагедии на улице Гурьянова. Теперь я хожу сам. Отмечаюсь. Участковый смеется: да брось ты ерундой заниматься. А мне не смешно - а если придут и, как у других, тоже забудут "случайно" взрывчатку, наркотики, патроны. Мало ли фактов?

Как-то я решил пошутить. Остановил меня патруль. Паспорт спрашивает. Показываю удостоверение журналиста. Даже не открывают. Паспорт? Дома забыл. Регистрация есть? Нет (скрыл, что у меня прописка). Почему нет? Да не хочу, отвечаю, нарушать Конституцию. Ведь в ней про вашу регистрацию ни слова. Если я ее сделаю, как того требует Лужков, то тем самым нарушу Конституцию. А нарушать ее я не хочу. Патруль долго не мог понять, что за бред я несу...

Недавно московские милиционеры "взяли" одного чеченца. Он - судья. При себе у него было удостоверение, выданное Верховным судом России. И что же вы думали? Его отвезли в отделение, посадили за решетку и восемь часов держали. Выясняли, не фальшивое ли у него удостоверение. Заодно издевались: какой ты, мать твою, судья, вот мы отобьем тебе почки, сломаем ребра, тогда ты и сам поймешь, что ты не судья, а... чеченец. Кстати, в Москве катастрофически не хватает судей. А в гостинице Академии права между тем вот уже третий год живут без дела профессиональные судьи. Они жаждут работать. У всех у них -десятки лет судейского стажа. Но им не дают работу. Потому что - чеченцы.

На днях московские чеченцы (среди них были писатели, бизнесмены, юристы, доктора наук) встречались с представителями мэрии Москвы. Последние просили выступать конструктивно - мол, давайте ваши предложения, а мы их передадим Лужкову. Предложений было много. Вернее, просьб. Юрий Михайлович, разрешите, чтобы в Москву пускали наших матерей, братьев, жен. Юрий Михайлович, распорядитесь, чтобы не снимали у нас отпечатки пальцев. Чтобы не арестовывали. Чтобы не подбрасывали наркотики. Чтобы регистрировали. И так далее и тому подобное. Наверное, для мэрии это и есть конструктив. Я тоже написал Лужкову. Мое предложение состояло из четырех слов и одной запятой: Юрий Михайлович, соблюдайте Закон.

Ведь все, о чем говорили чеченцы на той встрече, - это, по сути, призывы к властям уважать Закон и Конституцию. Но чеченцы просили об этом, как о снисхождении к ним, как о помиловании.

О чеченском следе

Теракты в Москве. Чеченцы скорбят вместе со всей страной. Но их сотнями "закрывают" на второй же день. Доказательств против них, разумеется, нет. Это называется "отработать чеченский след". Я же называю это идиотизмом. Почему? Да потому что всех нас держат за идиотов. Нам, чеченцам, говорят - вы взорвали, потому что вы - варвары. Всем остальным говорят - смотрите, какие мы молодцы, как мы оперативно столько чеченцев арестовали. И это считается результатом.

А террористы прячутся где-то. Где? Может быть, в Чечне. А может, в Москве. Но почему-то все уверены, что они непременно чеченцы. А я не уверен. Потому что убивать мирных людей могут только нелюди. И не важно, какие у них имена - чеченские, русские, еврейские... А кому-то именно это и важно. Вы заметили, в каждой газете о преступлении, совершенном чеченцами, их национальность указывается непременно. А теперь представьте, в каждом сообщении о преступлении, совершенном другими, то есть не чеченцами, тоже будет подчеркиваться пятый пункт. Жестоко звучит? А каково же чеченцам?

По ТВ сюжет. Арестовали чеченца. В его квартире находят оружие, золото, деньги фальшивые. Это после взрывов в Москве. Это тогда, когда каждый чеченец - в том числе и я, будучи журналистом, и моя жена (тоже, кстати, журналист) - ждет, что вот-вот постучат и придут с обыском. Днем ждем. Ночью ждем. Всегда ждем. Я вас уверяю, все чеченцы ждут таких визитов каждую минуту. И удивляются, если за полночь приходят гости, а не милиционеры. Так вот в том сюжете было сказано (почти цитирую): возможно, это золото было награблено у русских жителей Грозного. Я не знаю, как это называется, слова не подберу. Вопрос: когда оно было награблено у русских? Тогда, когда в Грозном были русские, богатые русские. Они были года за несколько лет до войны. С тех пор, выходит, это золото хранилось у грабителя в Москве. Зачем он столько времени держал его? Ждал, когда умрут те богатые русские и не опознают своего золота в случае, если этот чеченец попадется с ним. Бред. Но те, кто придумал этот бред, уверены: народ поверит.

О войне

Кому нужна была чеченская война 1994 -1996 гг.? Это, пожалуй, самый трудный вопрос не только для нас, но и для будущих поколений. У меня свое мнение. В первую очередь она была нужна тем, кто с помощью Чечни и чеченцев заработал миллиарды долларов, не выходя из своих офисов в центре Москвы. Нельзя утверждать, что они привели к власти Дудаева в 1991 году именно с этой целью. Но то, что они использовали его, - факт. За 4 года правления Дудаева на Чечню были списаны триллионы рублей. К примеру, с помощью пресловутых "чеченских авизо". Как это делалось? В Грозном находились банки, которые нельзя (или нежелательно) было проверить - люди из Центрального банка и сотен коммерческих сыграли на этом. Факт для несведущих - без приказа из Центробанка ни одно авизо (грозненское, вологодское, пермское - любое) не может быть проплачено. Выходит, в ЦБ сидели чеченцы и распоряжались финансами страны? Зато на "чеченские авизо" можно было списывать что угодно: расхищенные деньги, невозвращенные кредиты - что еще может пожелать жадная и жалкая душа ростовщика?!

Отдельный разговор о грабежах на территории Чечни товарных поездов. Когда началась война, в обход республики в рекордно короткие сроки построили железнодорожную ветку. Вопрос - почему ее не строили до войны, когда ущерб от грабителей шел на миллиарды? У меня есть ответ: кто-то был не заинтересован в этом. Трудно сказать - кто. Но я знаю, что грабители в Чечне "брали" только те поезда и только те вагоны, которые были помечены. Кто их помечал? "Диспетчеры" в Ростове, Краснодаре, Махачкале, Минеральных Водах. Выходит, что поезда грабили и те, и другие. Но виноваты опять же одни чеченцы.

Но главное, война нужна была тем, кто эшелонами распродавал оружие и боеприпасы во время вывода войск из Германии. Это сотни миллионов долларов, если не миллиарды. Зная, что тайное рано или поздно становится явным, они попытались спрятать концы в огне чеченской войны. Подобным образом, боясь расплаты, поступают убийцы, когда, заметая следы, уродуют труп жертвы до неузнаваемости.

Чеченский народ не хотел войны (глупо звучит, но приходится говорить именно так). Но пострадал именно народ. Все чеченцы. Мои близкие в том числе. Например, моя мама побывала в заложниках. Если то, о чем рассказала она, я услышал бы из уст других, не поверил бы. Рассказать? Так вот моя мама с внуками вместе с другими беженцами уезжала из Грозного на автобусе. Зная, что на въезде в город могут быть войска и тогда несдобровать, они уходили через лес. Но на опушке напоролись на колонну танков Владикавказского батальона. Те стояли, боясь идти в город по дороге, которая была заминирована. Они остановили автобус и повернули его... на минную дорогу, впереди танков. Вы, конечно, не поверите в это. Но я готов выступить свидетелем в суде, если военные прокуроры расследуют этот случай. Так вот, когда водитель наврал, что движок забарахлил, те подогнали танк и начали им толкать полный людей автобус. Не получилось - автобус развернуло. Тогда они вывели всех мужчин и юношей (женщин и детей оставили в салоне), построили и погнали пешком на эти мины. Моему племяннику, который упал и от испуга не мог подняться, было тогда 12 лет. Слава Богу, дорога оказалась незаминированной.

Есть в моем сердце и другая история. Был у меня очень хороший друг - Саид Гагаев. В интернате вместе росли. Последнее время Саид жил в подмосковном Железнодорожном. Лет 12 назад он закончил Московский кооперативный институт и работал директором магазина в Балашихе. Во время войны его семья - жена и двое детей - была в Грозном. Он поехал за ними. Его подстрелили на одном из блок-постов. За то, что слишком рьяно доказывал, что он гражданин России и никто не имеет права с ним разговаривать тоном, каким общаются с бандитами. Сестра лечила его дома. Потом была зачистка. Омоновцы приняли Саида за боевика: раненый - значит, бандит. Сестра пыталась заступиться. Ей, держитесь, разорвав платье, двумя ударами тесака срезали грудь - у живой! Потом они вывели всех - и Саида, и его сестру, и младшего брата (художника) - во двор и расстреляли.

Как мне называть этих людей? Людьми? Да, согласен, жестокость была и с той и с другой стороны - война все-таки. Но это было в самом начале, в январе 1995 года. До того, как война зашла так далеко, что обоюдные зверства стали на ней нормой. И тем не менее для меня эти омоновцы - такие же нелюди, как Басаев, Хаттаб и другие подонки, им подобные. Но не больше того. Я никогда не скажу так обо всех омоновцах. А вот про чеченцев можно! Про всех! Тот же Леонтьев - "подберезовик" с ОРТ - недавно вот как выразился в своем "Однако": "И в заключение - хорошая новость. Сегодня наши, наконец, забомбили Чечню". Это было за месяц до нынешних бомбардировок. Знаете, какой был при этом видеоряд - раненые чеченские дети. А он еще удивляется, за что его так ненавидят чеченцы. Но, извините, за это любить нельзя.

Кстати, о детях. Во время войны ко мне приехала сестра с детьми. Беженцы. Я тогда жил недалеко от Внукова. Когда на посадку заходили самолеты, в квартире был слышан их гул. Дети тут же прыгали под кровать. От страха. И только трехлетняя Хава не реагировала. Я ее спросил: "А ты, что ж не боишься?" "Да это пустой самолет, дядя", - отвечала Хава. В три года она по звуку научилась различать бомбардировщики - полные, с бомбами, и пустые, возвращающиеся с задания.

О Дагестане

Агрессию Хаттаба и Басаева в Дагестан все чеченцы восприняли как личную трагедию. Бандиты прекрасно знали, что их вторжение родит ненависть ко всем чеченцам. А может, они этого и добивались. Поэтому нельзя поддерживать их утверждениями, что чеченцы изменили вековой дружбе соседей, напав на дагестанцев. Чеченцы не изменяли никому, в том числе и дагестанцам. Но в одном в Чечне уверены все - и Хаттаб, и Басаев действовали в сговоре с Москвой.

И тем не менее опять вина на всех чеченцах. Меня удивляет еще другое. Березовский перед вторжением в Дагестан ведет по телефону переговоры с Удуговым. Даже деньги дает. А если бы эти переговоры вел я? Уверяю вас, от меня не осталось бы и следа. А Березовский - на свободе. Никто (кроме журналистов) даже не спросил его, а правда ли то, что пишут в СМИ? Интересно, а если выяснится, что это - и агрессия в Дагестане, и взрывы в России - действительно работа Березовского, его чеченских сподвижников и его же московских спецслужб (в чем в Чечне никто не сомневается), какой след тогда будут искать?

О заложниках

В Чечне - тысячи заложников. Но мало кто знает, что 80 процентов из них - чеченцы. Проблема не в том, печется ли хотя бы об одном из них кто-либо в МВД или в Кремле. А в том, что чеченцы страдают от бандитов больше, чем кто-либо в России. Недавно один мой друг, прославленный боксер, буквально плакал у меня на плече. У него в Грозном похитили мать. Он плакал потому, что, поехав ее выручать, просто-напросто не знал, где ее искать, кому мстить за нее. Этот человек когда-то прославил Чечню на весь мир. Но бандитам все равно: чеченец он или русский, спортсмен или профессор - лишь бы платежеспособными были родственники. Почти год побывал в заложниках родной брат Руслана Хасбулатова. Кто об этом знал в России?

Недавно я узнал об одной истории. В Москве арестовали двух чеченцев. Их близкие утверждают, незаконно - подбросили, мол, наркотики. Так вот им предложили бартер: вы выкупаете в Чечне нескольких заложников и передаете нам, а мы отпускаем ваших. Знаете, к какому выводу пришел я: бизнес заложниками в Чечне не возможен без беспредела в России. Бандиты в Грозном понимают, что в Москве есть спрос и похищают все новых и новых заложников. И так по кругу. Здесь - арестовывают. Там - воруют. Потом обменивают. Чем не бизнес?

О брате

Глупо это говорить, но, опять же, вынуждают. Плохих народов не бывает. Просто потому что не может быть. Как не может быть народов-террористов, народов-предателей. Тем же апологетам Сталина стоило бы знать, что массового предательства со стороны чеченцев в годы Великой Отечественной просто не могло быть. Потому, что враг никогда не был на территории Чечни. Как чеченцы могли массово с ним сотрудничать - в Германию, что ли, поехали всем народом? Однако верят даже в эту чушь! Но мало кто знает, что среди защитников Брестской крепости было около четырехсот чеченцев. Что к званию Героя Советского Союза за первые полтора года войны было представлено больше ста чеченцев (потом, в 42-м, когда началась подготовка плана по выселению чеченцев, все представления были аннулированы). Что был такой чеченец - полковник Висаитов, полк которого первым вышел к Эльбе, а сам он первым встречал американского командира. Однако в историю встречи союзников на Эльбе вошел другой офицер, заместитель Висаитова. Чеченцу не было места в такой истории.

Был в Чечне еще и такой композитор Аднан Шахбулатов. Мой брат. Он писал симфоническую музыку, писал сюиты, песни на стихи Есенина, Лермонтова. Но в России он неизвестен. Почему? Может, не то писал? Но его музыку признавали и в Европе. Его симфонией когда-то открывали концерты на съездах композиторов СССР, где следом звучали и Бах, и Моцарт. Причем музыку Аднан писал, будучи прикованным к постели после чудовищной аварии. 23 года писал. Не притрагиваясь к инструменту, который стоял рядом с его кроватью и на котором он жаждал снова играть. Но в России об Аднане знают единицы. А есть в России второй такой композитор - который писал музыку на слух?

О вере

Все, что написано выше, - это моя боль. Я не говорю, что все чеченцы - ангелы. Упаси Бог. Полно среди нас бандитов, полно нелюдей и подонков. Но их, поверьте, не больше, чем в любом другом народе. Мы - такой же народ, как и все. Ни лучше и ни хуже. Потому что, повторюсь, плохих народов не бывает.

Знаете, во что я верю. В дружбу. Недавно звонит мне среди ночи Володя: "Ты еще на свободе?" (Это он шутит так.) А потом взволнованно: "Слушай, что происходит? Давай тащи детей и сам мигом ко мне!" Я отвечаю: "Опоздал ты. Дети уже у Саши с Галей". До Володи мне звонили десятки москвичей - друзья. Прописная истина - они выполнили свой долг: если другу плохо... Но именно на таких истинах и держится Россия. Все еще держится. И именно поэтому я верю: несмотря ни на что, все у нас будет хорошо.



РАЗДЕЛЫ
О нас
Статьи
Советы нелегалам
Вопросы и ответы
Юридические вопросы
Хроника террора
История прописки
Как с пропиской "за бугром"?
Как купить прописку в Москве?
Юмор
Форум
Нам пишут
Ссылки
English
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

Московская хельсинкская группа: 207-0178 (10:00-18:00), 208-1572 (18:00-21:00)
"Гражданское содействие": 973-5474
"Общероссийское движение за права человека": 291-7011
"Московская альтернатива": 201-86-03, круглосуточно.
Управление собственной безопасности МВД РФ: 200-4703; 200-2617; 222-4135
Управление собственной безопасности ГУВД г.Москвы: 200-9866; 200-8548; 200-8936; 200-8472

ПОИСК

ИЗБРАННОЕ
КАРИКАТУРА ДНЯ

Нажми!
Сделайте детям новогодний подарок!


 

 

Наша кнопка:

 





[an error occurred while processing this directive]