winkoimacdos
english
Статьи
КРЕПОСТНЫЕ РОССИЯНЕ В РОССИЙСКОЙ СТОЛИЦЕ
Валех РЗАЕВ

Разрешительных правил пребывания иногородних граждан в столице собственного государства нет нигде в мире. Кроме России.

Мы стремимся в Европу, открывая бутики лучших западных модельеров, покупая продукты в супермаркетах, разъезжая на "мерседесах" и "вольво". С упорством, достойным лучшего применения пытаемся хотя бы внешне соответствовать цивилизованным государствам, но тем не менее по сей день остаемся крепостными рабами, отличаясь от своих предков эпохи Салтычихи лишь характерными атрибутами ХХI века. Трудно себе представить, что молодой человек из Ливерпуля приехав в Лондон к своей невесте первым делом несется в местный полицейский участок зарегистрировать и оплатить свое пребывание в столице Великобритании, предварительно обегав и собрав справки в различных муниципальных организациях. Впрочем, во Франции, Италии, Испании, Турции, Бразилии, Греции и даже ЮАР ничего подобного представить себе не могут.

В СССР, где сталинские чиновники установили правила, по которым, покидая свой город более чем на трое суток нужно было регистрироваться по месту пребывания, эта норма практически не применялась, хотя и была зафиксирована в инструкции на последних страничках советского паспорта. В России же самые жесткие и абсурдные правила пребывания иногородних были введены словно в насмешку на пике демократических преобразований - в Москве, в 1994 г. Его авторы явно не испытывали добрых чувств в отношении русской интеллигенции ХIХ столетия, боровшейся за отмену крепостничества и вряд ли понимали, что занимаются ликвидацией статуса гражданина Российской Федерации, гарантирующего свободу передвижения, получения медицинских, образовательных услуг, выбора места проживания и работы на всей территории страны. Между тем, столичные чиновники несмотря на многочисленные поражения в Конституционном и Верховном судах России не очень стремятся о приведении своих "субъектных" правил пребывания иногородних россиян в Москве в соответствие с высшим законом государства, что порождает цепь серьезных правонарушений со стороны местных властей, за которые в той же Европе или в США государственный служащий любого ранга был бы привлечен к ответственности.

"Я россиянка по рождению и гражданству",- рассказывает о своих злоключениях выпускница московской Академии быта и сервиса Н. Абасова. " В 1994 г. мы с моим будущим мужем, известным московским литератором и журналистом, решили пожениться. Пошли в Хорошевский ЗАГС, по месту прописки мужа, подать заявление. Нас отфутболили в Центральный городской ЗАГС на том основании, что "Дагестан - это не Россия, а уже заграница, и надо при себе иметь справку(!) из дагестанского МВД(!) и посольства (!) о том, что я не состою там в браке!..". Демонстрация российского паспорта и рассказы о политической географии страны на сотрудниц ЗАГСА не возымели действия, пока жених не пробился к прокурору Хорошевского р-на гор. Москвы и их в положенный срок расписали.

"Моему мужу никак не удавалось прописать меня в свою двухкомнатную квартиру, так как его бывшая супруга, прописанная там же, не давала согласия на мою прописку, что требовалось по новым правилам, введенным московскими властями. Эта проблема стала непреодолимой и потянула за собой цепь унижений, которых я испытывала на каждом шагу. Беременная, я пришла в районную консультацию - мне отказали в приеме, сказав, что "не москвичи не обслуживаются". Пришлось связываться с Мосгорздравом, где посетовали на правовую некомпетентность низовых структур, и на меня вскоре открыли учетную карточку, без которой родильные дома рожениц не принимают. Будучи на восьмом месяце беременности во время планового осмотра в районной женской консультации неожиданно в кабинет вошла заведующая и увидев меня закричала, что ребенок почти мертв, его надо немедленно убирать и что она уже вызвала "скорую", которая отвезет меня в районную больницу. Меня ошеломил взятый с потолка диагноз, спешка и агрессивный напор, с которым меня хотели отдать под нож. Я заплакала и, теряя сознание, дозвонилась мужу. К счастью, он примчался раньше "неотложки" и со скандалом увез меня к друзьям. На нервной почве у меня чуть не случился выкидыш. Меня наблюдал наш семейный друг, врач-гинеколог, который за все время ничего подозрительного не обнаружил. Я поняла, что в отместку за жалобу в Мосгорздрав, в консультации решили просто убить ребенка. Но подобные истории происходили с моей подругой Таней из Калуги, Леной, русской девушкой из Казахстана, Ирой из Калининграда. Ситуация у всех была идентичной и мой муж, связавшись с московскими журналистами провели свое независимое расследование. Оказалось, что отправляя иногородних девушек "на убой", в районных консультациях одним ударом поражали двух зайцев: выполняли негласное указание об ограничении рождаемости среди иногородних и негласно получали комиссионные за аборт от врачей в больницах, которым необходимо было платить от 100 до 200 долларов за операцию. В противном случае они предупреждали, что в виду катастрофического состояния российской медицины нет гарантий от заражения крови или других осложнений. После родов, в палату к нам вошла заведующая отделением и стала торжественно раздавать москвичкам пакеты с подарками от "московского правительства". В воздухе повисла зловещая тишина. Суть не в подарках, а в демонстрации дискриминационной системы отношений. Словно другие россияне - люди второго сорта.

- А если отец москвич, а мать из Калуги, кем по- вашему является ребенок ?- спросила больничное начальство калужанка Ира, которую в это время с улицы зычным голосом звал ее муж, москвич Дима. У Иры с Димой была такая же ситуация, как и у нас. Его бывшая супруга не давала согласие прописать Иру в квартиру, принадлежащую Диме. Рождение ребенка ознаменовались более масштабными битвами за гражданские права и элементарное человеческое достоинство.

" Около года паспортный стол не прописывал нашу дочь к мужу. Отказывали устно, не принимали документы, теряли справки. Начальник паспортной службы в отделении милиции заявил мужу: "Не хрена в Москве прописываться. Пусть ваша жена забирает дочку к себе в горы". Так мы лишились единовременного пособия на рождение ребенка, которое выдают в течение 6 месяцев со дня рождения.

Муж писал жалобы на произвол в префектуру, в ГУВД, МВД. Приходили одни отписки, хотя на регистрацию несовершеннолетних детей к одному из родителей никаких согласий прописанных на данной жилплощади не требуется. Когда вмешались международные организации, к нему домой стали являться милиционеры и справляться у всех соседей о криминальных наклонностях мужа и его психической вменяемости. На него стали искать компромат. Но соседи встали за него горой и третьего визитера в погонах чуть не прогнали шваброй.

В течение года, что нашу дочь не прописывали, мы были лишены возможности посещать детскую поликлинику, вызывать врача на дом, получать детское питание и т.д. Это происходило на территории Российской Федерации с российскими гражданами. Создавалось впечатление, что в Москве де-факто появилось гражданство, альтернативное российскому и игнорирующую Конституцию страны. Апофеозом мучений и бюрократического абсурда стало два наших обращений в суд. Первый раз мужу советовали "переезжать к жене в Дагестан". Второй раз, когда благодаря вмешательству российской прессы дочь прописали к отцу, судья постановила выписать ребенка из квартиры. В Мосгорсуде, куда мы обратились с апелляцией, были удивлены решением райсуда и отменили его. Так и живем: российские нелегалы в российской столице. Это одна из тысяч историй, которыми полны бесконечные очереди в московских судах, отделениях милиции, адвокатских бюро. Если чудовищному произволу московских чиновников подвержены россияне, то что говорить об иностранцах из СНГ? Недавно правозащитники вновь праздновали очередную маленькую победу в 8-ми летней борьбе против московских властей за отмену дискриминационных пунктов в Правилах регистрации иногородних граждан в Москве. Теперь в российской столице на основании отсутствия регистрации у родителей нельзя отказывать ребенку в приеме в школу или предоставлении медицинского обслуживания. Более того любые ограничения по срокам пребывания в столице и регистрации также признаны Верховным Судом РФ незаконными. Однако по мнению представителей общественной организации "Гражданское содействие" радоваться преждевременно. Столичные власти на практике по - прежнему ограничивают сроки пребывания иногородних россиян в Москве 3 месяцами и получение даже 6 месячной регистрации - огромная проблема. Как считает директор юридического агентства "Сканиа" Ж. Мантеева " московская регистрация продолжает ограничивать конституционные права граждан России на свободу передвижения и выбора места жительства и, соответственно, все остальные ограничения, производные от регистрационных правил, также можно рассматривать как серьезное правонарушение". Т.е, если жителя Смоленска не принимают на работу в Москве только на основании отсутствия регистрации - это незаконно, и может быть оспорено в судебном порядке. Но всем очевидно, что противостоять подобному произволу со стороны правоохранительных структур или недобросовестных работодателей простому россиянину очень непросто: суды перегружены гражданскими делами, а рассмотрение иска тянется месяцами.

По словам Уполномоченного по правам человека в РФ Олега Миронова " в законе написано, что регистрация носит уведомительный характер. Человек должен уведомить власти, что он находится там-то и там-то, но на самом деле ему приходится просить их, чтобы они его зарегистрировали". Почему же московские власти с маниакальным упорством отказываются исполнять решения высших судебных инстанций России?

Как неоднократно заявляли представители мэрии и силовых структур Москвы, почти половина преступлений в столице приходится на долю иногородних. В корректности данной статистики сомневаются многие, ибо на самом деле она закрыта для публичного доступа и где гарантии того, что сотрудники МВД, умеющие весьма вольно обходится с цифрами различного свойства, в данном случае до конца честны. Во- вторых, в число иногородних преступников часто попадают также злостные нарушители правил пребывания иногородних граждан в Москве, коих действительно немало из-за чрезмерно сложной процедуры регистрации, занимающей практически неделю и способной довести человека до гипертонического криза. Некоторые представители Мосгордумы уверены в том, что происхождение злополучных Правил регистрации носит "заказной характер со стороны различных городских структур". Вот почему в Москве постоянно изобретаются новые вариации на тему регистрации.

Впрочем в городе, где ежедневный человекопоток достиг почти 2 млн., трудно удержаться от соблазна не превратить людские передвижения в денежные, если в этом случае приходится даже игнорировать Основной закон страны и своих сограждан. Не секрет, что любимым занятием московских милиционеров является проверка документов и регистрации у граждан. Многие из нас наверняка бывали свидетелями, как "сладкая парочка" в погонах вальяжно изучает паспорт кавказца не замечая как рядом во всю бузит пьяная шпана, что во всей красе продемонстрировали массовые погромы на Манежной площади - в самом центре столицы. По мнению правозащитников "основной инстинкт" столичных центурионов приносит им ежедневно миллионы долларов без особого ущерба для криминалитета. Между тем, как Генеральная прокуратура, так и полномочный представитель президента РФ в Центральном федеральном округе за последний год дважды меняли свое отношение к московской регистрации, то ратуя за ее отмену, то молча соглашаясь с мэром.

"Честно говоря, разбираться, кто, где родился, где прописан, кто, откуда переехал - это идеи несвободного общества" - сказал недавно в интервью "Известиям" крупнейший российский писатель Андрей Битов. Но эти идеи в нашей стране почему-то удивительно живучи.

P.S. Недавно при выходе из станции метро Перово меня, мою жену (ответственного секретаря журнала "Media Forum") и ее сестру остановили 6 сотрудников милиции. Мой паспорт проверять не стали. А паспорта моей жены и ее сестры, являющихся гражданами России, отобрали из-за отсутствия московской регистрации, предложив залезть в зарешеченный "бобик". Наши объяснения, что они утром приехали на машине с семьей моего друга, милиционеры не приняли к сведению, потребовав официальных подтверждений приезда, которых не могло быть. Хотя "стражи порядка" мне настоятельно советовали бросив жену ехать домой, я втиснулся в милицейскую машину и отказался оставлять супругу. Тут мне пригрозили протоколом о "сопротивлении властям". После долгих препирательств нас доставили в ОВД Перово, где проверив, как они выразились, на "причастность к террористам", оформили протоколы и оштрафовали. Вся процедура с доставкой заняла около 3 часов. В тот день мы не смогли пройти медицинское обследование и день был безнадежно испорчен.

Впрочем, могут ли быть палаточно-регистрационные "мародеры", как окрестил столичных центурионов недавно обозреватель "Известий" Максим Соколов, защитниками порядка - показывают погромы в Москве: от Царицинских до Манежных. P.S. История, изложенная в данной статье Н Абасовой мне знакома до мельчайших деталей. Потому, что рассказана моей женой.

http://www.press-release.ru/showart.shtml?rec=1110

Автор:Валех РЗАЕВ
Компания:Журнал MEDIA FORUM
Контакты:(095) 723-6469, e-mail: bestmedia@yandex.ru


РАЗДЕЛЫ
О нас
Статьи
Советы нелегалам
Вопросы и ответы
Юридические вопросы
Хроника террора
История прописки
Как с пропиской "за бугром"?
Как купить прописку в Москве?
Юмор
Форум
Нам пишут
Ссылки
English
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

Московская хельсинкская группа: 207-0178 (10:00-18:00), 208-1572 (18:00-21:00)
"Гражданское содействие": 973-5474
"Общероссийское движение за права человека": 291-7011
"Московская альтернатива": 201-86-03, круглосуточно.
Управление собственной безопасности МВД РФ: 200-4703; 200-2617; 222-4135
Управление собственной безопасности ГУВД г.Москвы: 200-9866; 200-8548; 200-8936; 200-8472

ПОИСК

ИЗБРАННОЕ
КАРИКАТУРА ДНЯ

Нажми!
Сделайте детям новогодний подарок!


 

 

Наша кнопка:

 





[an error occurred while processing this directive]