winkoimacdos
english
Статьи
РОССИЙСКАЯ МИЛИЦИЯ И НАРКОТИКИ.
Мумин Шакиров
Радио

Российская милиция и наркотики. Об этом сегодня все настойчивее говорят правозащитники, журналисты, адвокаты. Репортаж Мумина Шакирова.

Мумин Шакиров:

Правозащитники и юристы убеждены, что подбрасывание наркотиков неугодным гражданам стало привычным делом для некоторых сотрудников правоохранительных органов. Этот способ применяют не какие-то милиционеры-одиночки, а целые оперативные наряды с привлечением свидетелей или понятых.

После терактов в Москве и в других российских городах и с введением в них особого режима подбрасывание наркотиков или пистолетов с патронами приобрело чуть ли не массовый характер. Об этом пишет российская пресса, об этом говорят адвокаты и сами потерпевшие.

Секретарь постоянной Палаты по правам человека при президенте России Лев Левинсон убежден, что эти преступления совершаются людьми в погонах не без ведома милицейских начальников.

Лев Левинсон:

Это - целенаправленная политика, и она, несомненно, прикрывается сверху. Если б это только был шкурный интерес милицейских низов, это одно дело. Во-первых - подбрасывать наркотики экономическим конкурентам. Это очень распространено, когда кого-то надо убрать, вывести из игры. И здесь появляются наркотики, и человек попадает "куда надо", на "сколько надо".

Второй вариант, может быть, не столь распространенный, но тоже имеющий место - мы знаем много фактов. Это политически неугодные... политические оппоненты, вплоть до журналистов неугодных (есть и такие случаи).

Ну, и третья категория - это те, кому подбрасывают просто для отчетности, для того, чтобы необходимое число сдать правонарушителей, и чтобы потом было легко эти дела проштамповать. Это, конечно, самая обширная категория.

Мумин Шакиров:

Московскому адвокату Сергею Заварину не раз приходилось защищать тех, кто столкнулся с милицейским произволом.

Сергей Заварин:

Я бы сказал так. Вот, из всех дел, по которым проходили у меня... восемьдесят процентов - наркотики подброшены. В каких случаях и зачем это делается? Ну, вот - первый, так сказать, живой пример - это иногда люди, которые имеют опыт в употреблении наркотиков, в случае опасности они успевают сбрасывать наркотик, который у них есть на кармане. Естественно, работники милиции, особенно по борьбе с наркоманами, осматривают площадку, место, где задерживают наркоманов, и находят наркотики. Этот наркотик тут же кладется в карман предполагаемому наркоману, после чего доставляется в отделение милиции, после чего приглашаются понятые, производится обыск и извлекается из кармана наркотик.

Мумин Шакиров:

Как защититься от этого беззакония? Лев Левинсон считает, что новый федеральный закон о наркотиках, который вступил в действие с 15 апреля 1998 года, создал еще больше условий для репрессий в отношении граждан. По его мнению, некоторые статьи этого документа направлены не на борьбу с наркоманией и наркопреступностью, а - против человека.

Лев Левинсон:

Закон не предусматривает никакого контроля за деятельностью представителей оперативно-розыскных служб, которые могут... доставки, там, перевозки оперативные, приобретение.... Какие количества? Ничего не оговорено. И получается так, что есть какие-то закрытые ведомственные инструкции, их не знает ни один даже адвокат. И у нас масса примеров, когда один и тот же наркотик перепродается много раз, на нем делаются уголовные дела.... Когда неожиданно из уголовных дел исчезают вещественные доказательства, те же самые наркотики, а дело продолжается, хотя уже как бы и рассматривать нечего. И так далее, и так далее.

Где-то 85-86 процентов тех, кто привлекается в связи с оборотом наркотиков, это люди моложе, ну, тридцати лет, так скажем. При этом полностью игнорируется социальная природа наркомании. Все силы, все средства, все мощности направлены исключительно на репрессивную полицейскую систему.

Очень опасна линия на криминализацию молодежи. А это сотни тысяч молодых людей, которые гибнут или криминализируются в местах лишения свободы. Это именно те, за счет которых и необходимо сокращать численность тюремного населения.

Мумин Шакиров:

Камнем преткновения стала не сама Статья 228 Уголовного кодекса Российской Федерации и ее пункты, а некая сводная таблица наркотических и психотропных веществ, выпущенная постоянным Комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения России, на которую ссылаются судьи при вынесении приговора. Этот секретный перечень, доступный только следователям и юристам, дает определение "крупного" и "особо крупного" размера. От этой оценки зависит, какой срок может получить обвиняемый - от шести месяцев до трех лет, или от семи до пятнадцати. Согласно этой таблице, например, героин от 0 до 0,005 грамма - это "крупный" размер, свыше - "особо крупный". Отсюда и начинается вся юридическая казуистика.

Адвокаты считают, что наркотик массой до 0,005 грамма нельзя разглядеть обычным невооруженным глазом. Второе - эти минимальные градации, применяемые для осуждения обычного потребителя, превращают его в особо опасного преступника, и ему грозит длительный тюремный срок. И, наконец, третье - данный перечень, применяемый для вынесения приговора обвиняемому, идет вразрез с действующим законодательством и противоречит Конституции России. Адвокат Сергей Заварин считает, что сводную таблицу необходимо пересмотреть и, самое главное, опубликовать в широкой печати для того, чтобы каждый человек имел возможность с ней ознакомиться.

Сергей Заварин:

Я считаю, что она должна быть в Уголовном кодексе. Причем, с учетом того, что она будет законодательно закреплена - естественно, надо пересмотреть размеры. Потому что не может быть от 0 до 0,005 - это "крупный" размер героина. Ноль - это ничто, и миллионные и триллионные части героина - это не может быть "крупным" размером, потому что их употребить невозможно. Продать невозможно, рассмотреть невозможно.

Мумин Шакиров:

В другой из статей федерального закона о наркотиках милиционеру, не имеющему врачебного образования, дается возможность определять, кто из граждан должен подвергаться насильственному медицинскому освидетельствованию, а кто - нет. Вот что рассказывает об этом правозащитник и депутат Госдумы от фракции "Яблоко" Валерий Борщев.

Валерий Борщев:

Это называется 44 статья. Здесь такая классическая уже для многих законов фраза: "Лицо, в отношении которого имеются достаточные основания полагать...". Вот вдумайтесь над юридическим смыслом слова. Это такая широта - "основания полагать" - что, начиная от сержанта и кончая начальником отделения... да, ну - кто угодно.... Вот - у него есть "достаточные основания полагать" для того, чтобы провести медицинское освидетельствование.

Когда мы пользуемся такими оборотами, мы закладываем беспредел. Мы его санкционируем.

Мумин Шакиров:

Группа депутатов Госдумы направила запрос в Конституционный Суд России, чтобы оспорить противоречащие Конституции статьи федерального закона о наркотиках. О том, чем закончилась эта юридическая инициатива законодателей, рассказывает Лев Левинсон.

Лев Левинсон:

После того, как более одной пятой депутатов обратились с запросом, он был принят к производству, и уже должен был назначаться на распорядительном пленуме к заседанию, как неожиданно семнадцать анонимных депутатов отозвали свои подписи. Нет никакого сомнения в том, что это - плоды деятельности основного лоббиста закона, председателя комитета по охране здоровья Николая Герасименко. Он дважды распространял в Думе заявление, что против закона выступает проникшая в Думу наркомафия, заинтересованная в том, чтобы как бы легализовать наркотики, хотя в запросе о легализации наркотиков никакой речи не шло.

Мумин Шакиров:

Не могу не повторить то, о чем говорилось неоднократно. В развитых странах власти видят в наркомане не столько преступника, сколько - человека, попавшего в беду и нуждающегося в лечении. В России вместо того, чтобы оградить людей от наркотиков, государство отмахнулось от собственных граждан и тем самым обрекло их на гибель и изоляцию.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Мумина Шакирова.




  • Оригинал

  • РАЗДЕЛЫ
    О нас
    Статьи
    Советы нелегалам
    Вопросы и ответы
    Юридические вопросы
    Хроника террора
    История прописки
    Как с пропиской "за бугром"?
    Как купить прописку в Москве?
    Юмор
    Форум
    Нам пишут
    Ссылки
    English
    ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

    Московская хельсинкская группа: 207-0178 (10:00-18:00), 208-1572 (18:00-21:00)
    "Гражданское содействие": 973-5474
    "Общероссийское движение за права человека": 291-7011
    "Московская альтернатива": 201-86-03, круглосуточно.
    Управление собственной безопасности МВД РФ: 200-4703; 200-2617; 222-4135
    Управление собственной безопасности ГУВД г.Москвы: 200-9866; 200-8548; 200-8936; 200-8472

    ПОИСК

    ИЗБРАННОЕ
    КАРИКАТУРА ДНЯ

    Нажми!
    Сделайте детям новогодний подарок!


     

     

    Наша кнопка:

     





    [an error occurred while processing this directive]